Пропаганда и настолки

  Виктор Николаев

Всегда забавно взглянуть на хорошо знакомые вещи под новым углом. Вот взять, к примеру, идеологию в настольных играх.

Казалось бы, особенности индустрии совершенно не способствуют не то что идеологизации, а даже концептуализации настолок. Во-первых, мир настольных игр в России тесен и едва ли не самозамкнут. У нас не Германия с ее столетними традициями дружеских, семейных и одиночных раскладываний карт и фигурок по столу. В настолки в России играют небольшие группки гиков по интересам, а если уж игра выходит на широкий простор, то это party-game или карточный филлер с примитивной механикой, а потому (и во-вторых) настольные игры сами по себе довольно убогий пропагандистский инструмент: чем популярнее игра, тем, как правило, она примитивнее.

В-третьих, тесная связь механики с сеттингом (основными настройками «мира», например, «фэнтези с эльфами и драконами» или «внутренняя жизнь бизнес-корпорации XXI века»), которая становится в последнее время устойчивым трендом индустрии, чаще декларируется, чем реализовывается, что опять же никак не помогает внедрять в умы матерых или начинающих настольщиков серьезные идеи с далеко идущими выводами. Понятно, что в игре про Вторую мировую войну российские разработчики могли бы говорить о героизме советских солдат, американские – о победе демократии над тоталитаризмом, а немецкие – о важности преодоления национальных исторических комплексов. По факту этого не происходит.

И все же в настолках сплошь и рядом встречаются интереснейшие детали. Взять, к примеру, «Пандемию». Классическая кооперативная игра про благородных борцов с инфекционными заболеваниями. Там даже большая карта мира есть с обозначениями крупных городов – вполне достойный повод узнать, где находится Богота или Сан-Паулу. Но стоит взглянуть на карту России, как тут же замечаешь, что Москва имеет такое же цветовое обозначение, как и Ближний Восток с Индией, Питер покрашен в европейские цвета, а вся остальная территория никакого игрового интереса не представляет. И думай теперь, что хочешь: что у нас на фоне даже Европы, не говоря уже об Азии совершенно несерьезно маленькое население, что Россия – страна цивилизационных контрастов, что Москва тесно связана с ближневосточными нефтяными компаниями, а Питер – очень даже европейский город. О чем думать точно не получится, так это о важности России на мировой арене: на фоне обилия американских и южно-азиатских городов гордость за нашу страну, мягко говоря, не охватывает.

Увлеченно играя в настолки, голову выключать не надо, даже когда вы просто собрались развлекаться. Иначе в один прекрасный момент в голове может оказаться мысль, которую вы вовсе не собирались туда пускать

Казалось бы, сеттинг еще можно сделать идеологичным, но механику-то точно нет: правила, по которым игроки оперируют компонентами игры, имеют математическую природу, а математика – плохое средство пропаганды. Но вот вам старый-добрый «Каркассон». Общая стратегия этой игры выглядит следующим образом: если кто-то начал серьезный проект и готов в него вкладываться, обязательно найдите способ присоседиться, только много средств не инвестируйте, а лучше при первой же возможности постарайтесь кинуть вашего партнера, чтобы не получать прибыль вместе с ним, а заграбастать все себе. Лучше, конечно, кидать сразу нескольких, это максимизирует ваши шансы на победу в игре. А это, на секундочку, лекала оголтелого капитализма. Наша эпоха бушующих стартапов изобилует примерами махинаций и авантюр разной степени легальности, весьма похожих на те, что происходят во вполне невинном «Каркассоне».

Конечно, я не к тому, что в эти и многие другие настольные игры не надо играть, – надо. Это, в целом, интересная форма досуга, а игры, о которых я упомянул – хорошие. Вот только голову выключать не надо, даже когда вы откровенно собрались развлекаться. Иначе в один прекрасный момент в голове вполне может оказаться мысль, которую вы вовсе не собирались туда пускать. Так что лучше лишний раз перебдеть.

Опубликовано 22 июня 2017г.

Статьи по теме: